фото: Наталья Мущинкина

Решение действительно смелое. Прежде выставка номинантов проходила в залах ГЦСИ на Зоологической, а в прошлом году — в Музее имени Щусева, то есть туда априори шла подготовленная публика. Теперь же аудитория будет совсем иной и

Загрузка...
результаты эксперимента даже интереснее, чем итоги премии, победителей которой объявят 27 апреля в Театре Наций. Впрочем, в библиотеке представлено только десять художников, претендующих на награду в номинациях “Художник года” и “Новая генерация”, со всеми же работами (номинациями “Куратор года”, “Проект года”, “Образовательный проект”, “Региональный проект” и “Книга года: теория и история современного искусства”) можно познакомиться в “облаке” — на сайте, специально созданном под выставку.

Идея арт-эксперимента принадлежит куратору выставки номинантов Александру Буренкову, который в прошлом году стал победителем “Инновации” в номинации “Куратор года” (отмеченный наградой проект демонстрировался в фитнес-клубе). “Мы понимали, что идем на невероятное испытание: в историческом здании нельзя крепить работы к стенам, в этом консервативном месте даже подвинуть в сторону цветок — значит нарушить основы конституционного строя. Но нам хотелось, чтобы термин “инновация” в сознании широкой публики связывался не только с технологией и наукой. Одна из главных целей премии ― пропаганда инновационных способов мышления в сфере современной культуры”, — рассказал Буренков “МК”.

Больше всего экспонатов сосредоточенно вокруг Мраморной лестницы на входе в читальные залы. Встречают публику работы Игоря Самолета из проекта “Пьяные признания”, размещенные вокруг барной стойки. Они-то и вызвали неоднозначную реакцию сотрудников библиотеки, после чего одну из инсталляций пришлось изъять из экспозиции. На арт-объектах, по форме напоминающих Кремлевские башни и храмы, изображены интимные фото из жизни художника и скриншоты переписки с друзьями. Тем самым, автор с одной стороны пытается создать атмосферу вечеринки, призывающей “зрителей выпустить пар”, с другой напоминает, что “все личное — это политическое”, а “все вопросы в современной культуре сводятся к двум глобальным темам: смерти и сексу”. Но о концепции проекта можно прочитать либо в каталоге (его давали на открытии только журналистам) или на сайте выставки, непосредственно рядом с работой есть только номер, по которому можно определить имя автора и название работы с помощью путеводителя, который может взять любой желающий на входе в библиотеку. Впрочем, в случае с изъятой работой Самолета комментарии вряд ли что-то изменили: интимной переписке, по мнению сотрудником читальни, не место в библиотеке. Тем не менее, инсталляция с фото обнаженного мужчины, стоящего на голове, осталась в экспозиции.

фото: Наталья Мущинкина

Продолжает выставку номинантов “Инновации” работы Игоря Самолета из проекта “Завтрак для Артема”, идею которого без пояснений тоже не сразу поймешь. Перед зрителем выложены пустые коробки, на которых наклеены фото из жизни племянника автора. На деле веселые игры художника с мальчиком — настоящий крестовый поход против мультиков и гаджетов, от которых не оторвать современного ребенка.

С другой стороны Мраморной лестницы расположилась инсталляция из проекта “Инстинкт сохранения” молодого художника Ильи Федотова-Федорова, напоминающая необычную угловатую клумбу. Рядом с ней притаились загадочные камни и останки деревьев, рисующих пустынный апокалиптический пейзаж. С помощью них автор “выявляет субъективную природу познавательного процесса и его обусловленность индивидуальным опытом”.

Проект другого молодого номинанта Кирилла Савченкова в Ленинке полностью превратился в перформанс, хотя изначально на его выставке в ММСИ под названием “Office of Sensitive/Applications Group” были использованы выставочные шкафы, а при подготовке проекта автор работал с архивами Дарвиновского музея. Как признался “МК” куратор Александр Буренков, был большой соблазн показать в РГБ именно их, однако решили, что это будет не справедливо по отношению к художнику. Дело в том, что выставка Савченкова, посвященная миру постоянной изменчивости, начиналась с объектов, а в течение восьми недель работы выставки предметы исчезали — их место занимали перформансы. В РГБ публика испытает на себе итог изысканий Кирилла: ежедневно, вплоть до 12 мая, в библиотеке можно будет встретить странных существ с синими пальцами, которые будут рассказывать посетителям о медитации и учить духовным практикам. Конечно, очень тихо, не нарушая порядки читальни.

Еще один молодой художник Егор Федоричев и полотна, скроенные из баннеров, найденных на свалках, логично вписались в пространство библиотеки между Мраморной лестницей и читальными залами. Оно как раз ремонтируется, так что вопрос автора “Что же скрывает занавес?” и размышления художника о “археологической живописи” в этом уголке библиотеке вполне уместны.

Дальше выставка уходит в святая святых РГБ. На винтовой деревянной лестнице, связывающей этажи с читальными залами, по вертикали — от верхнего этажа до нижнего — вывешены картины мэтра — художника Валерия Айзенберга. Финальная точка — на антресолях, где стены завесили черными тканями, а центре пространства поместили инсталляцию из картин, которые стоят кругом, обратной стороной к зрителю. Изображение можно разглядеть только через зазор, но смысл именно в закрытости живописи — так автор задается вопросом о будущем искусстве, о том, куда оно движется. Из 100 работ, показанных на его ретроспективе “Migratio” в ММСИ в начале прошлого года, в библиотеку пошло 24.

фото: Наталья Мущинкина

Другие работы разбросаны по читальным залам. Причем, некоторые из них будут продолжать функционировать в обычном режиме, другие на время работы выставки станут исключительно выставочными пространствами. Среди всех художников выделяется Сергей Кищенко, который поместил в один из залов 1000 банок с семенами. Его проект “Журнал наблюдений” посвящен Николаю Вавилову, ученому, который мечтал накормить человечество и который умер в сталинской тюрьме от голода, и его коллекции семян с удивительной судьбой — часть фонда чудом спасли в годы блокады, другую часть похитили… История трагическая и захватывающая. По сути, для РГБ Кищенко придумал новую инсталляцию на тему, которой занимается уже четыре года, и она наиболее органично из всех вписалась в пространство библиотеки. Даже проект Хаима Сокола, который создал оригинальные портреты работников бумажной фабрики 30-х годов (каждый вид бумаги как изображение человека, а рядом цитаты этих людей, взятые из личных дел), не так логично вписался в атмосферу читальни (хотя работа Сокола “Бумажная память” весьма глубокая, также связана с изучением архивов, и оригинальна в исполнении).

С этим согласились и консервативные работники библиотеки. “Пожалуй, только Кищенко здесь к месту, остальные… такое ощущение, что у них слишком много свободного времени и им нечем заняться”, — сказала “МК” одна из сотрудниц РГБ. Интересно, что они скажут после завершения выставки, произойдет ли переворот в восприятии современной культуры, на который рассчитывают устроители?

Загрузка...

Источник