фото: Евгений Семенов

Российский министр заявил, что «претензии отдельных стран на исключительность подталкивают к новой гонке вооружений». Усиливается антироссийская риторика, активизируется недружественная военная деятельность вблизи наших границ.

Загрузка...

В этих условиях проблемы национальной безопасности выходят на первый план, при этом «основной упор делается на борьбу с террористической угрозой, масштабы которой за последние годы значительно расширились. Здесь министр коснулся сирийской темы, напомнив, что до 2015 года войну с боевиками там вела коалиция во главе с США, куда вошло «более 30 передовых в военном отношении государств». Против боевиков они использовали в том числе авиацию и силы спецназа.

— Однако зримых результатов достигнуто не было, — считает министр. — При этом

территории, подконтрольные ИГИЛ (запрещенная в России организация — «МК») в Ираке и Сирии, только расширялись. Трудно поверить, что мощнейшая коалиционная группировка не смогла справиться с террористами. Видимо, цель была другая – расшатать ситуацию в регионе, закрепить в нём своё военное и экономическое присутствие. Положение изменилось после начала операции российских Воздушно-космических сил и создания реального антитеррористического альянса с участием Ирана, России и Турции. Освобождена большая часть территории Сирии от террористов, с остальными идут детальные переговоры по сложению оружия, сорваны планы образования псевдохалифата».

Министр указал на возникновение новой угрозы: члены «ИГИЛ» из Сирии и Ирака перебираются в другие регионы из-за чего «повышается террористическая активность в Африке, «джихадисты» возвращаются в Азию и Европу». Вследствие этого, сказал Шойгу, «растёт трансграничная преступность, формируется питательная среда для экстремистских и сепаратистских движений по всему миру. В большинстве регионов планеты, в том числе в Юго-Восточной Азии, создаются террористические ячейки. Без преувеличения можно сказать, что сегодня угроза терроризма носит глобальный характер. Ни одно государство не может чувствовать себя полностью защищённым».

Причем террористы сегодня используют самые опасные виды оружия, такие как химическое и самые современные средства поражения. Например, беспилотники, оснащенные боеприпасами которые могут поразить цель на расстояния свыше 100 км.

Обращаясь к участникам конференции, прибывшим в Москву из Африки, министр обороны отметил, что дезинтеграция Ливии привела к усилению террористической угрозы в северной и центральной частях и этого континента.

— Мы поддерживаем усилия африканских государств по стабилизации обстановки и борьбе с террористами, — сказал Шойгу. — Рассчитываем, что во время дискуссий представители стран Африки поделятся своими оценками ситуации на континенте.

С призывом к взаимодействию российский министр обратился к коллегам из Латинской Америки. Шойгу поблагодарил за участие в московском форуме «друзей из Южной Америки».

Министр особо отметил восточный фактор международной политики России, В последнее время заметно активизировалось сотрудничество военных ведомств России и стран Азии.

— В этом плане, — сказал министр, — показательны наши стратегические отношения с Китаем, Индией, Вьетнамом, Лаосом и Мьянмой. Новое развитие получает взаимодействие с Брунеем, Камбоджей, Малайзией, Индонезией, Филиппинами – причём как на двусторонней основе, так и в многосторонних форматах.

Шойгу напомнил о вызовах в сфере безопасности на Корейском полуострове, куда, по его словам, «вовлекается всё больше государств, стремящихся закрепить своё влияние в регионе».

— Полагаем, что военного решения корейской проблемы нет, — твердо заявил министр. — Давление и угрозы не являются действенными средствами урегулирования кризиса.

Особо Шойгу отметил, что «продолжает ухудшаться ситуация в Афганистане», и пятнадцатилетнее присутствие там контингента США и НАТО не привело к нормализации обстановки. В результате, считает министр обороны, «Афганистан может стать новым прибежищем не только для боевиков ИГИЛ, но и для других террористических организаций, откуда они будут перемещаться по всему Евразийскому континенту». Уже сегодня в Афганистане насчитывается около 4,5 тысяч игиловцев, и их число постоянно растёт.

На конференции подняли тему развертывания американской ПРО как серьёзного дестабилизирующего фактора и приближения НАТО к границам России.

— Складывается парадоксальная ситуация, — сказал он. — В общественном мнении формируется миф о возрастающей для Европы опасности. То есть сами себя запугивают несуществующей российской угрозой, а затем планомерно увеличивают военный потенциал.

Он напомнил, что Минобороны России неоднократно предлагало НАТО начать диалог. Однако в Брюсселе к уважительному разговору не готовы. «В свою очередь мы не собираемся стучаться в закрытую дверь, но и оставлять без внимания попытки силового давления на нас не намерены», — заявил министр.

По мнению Шойгу, «основу системы глобальной безопасности не могут составлять претензии на исключительность, неуважение к интересам других государств, пренебрежение нормами международного права. Краеугольным камнем такой системы должен быть принцип неделимости безопасности. То есть безопасность одного государства не должна обеспечиваться за счёт безопасности другого».

Загрузка...

Источник